Старая форма входа
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]


  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Калинин, soldat-52, Issandra, Северный_копарь  
Форум » Обсуждения » Общие вопросы » Цикл "Интервью Виртуальному Музею" (в рамках моего небольшого проекта)
Цикл "Интервью Виртуальному Музею"
MDHДата: Вторник, 27.11.2018, 19:28 | Сообщение # 1
Активный участник форума
Группа: Проверенные
Сообщений: 212
Награды: 0
Репутация: 109
Статус: Offline
Здравствуйте, уважаемые форумчане!

Саша у нас человек очень скромный, сам не поделится.
Я сразу извиняюсь, если я вдруг нарушаю какие-то правила форума (администрация поправит, я надеюсь, не баном сразу)

В рамках одного моего небольшого проекта было взять интервью у Саши.
Скажу сразу, я ни разу не журналист и не писатель, и ни каким боком с этим не связан.
Но, скажу честно, данным интервью я немножечко даже горжусь  shy

Привожу здесь полный текст, и внизу оставлю ссылочку, буду рад гостям.
Очень интересно мнение форумчан, относительно того, что у нас получилось.

Заранее спасибо!

Илья.

Александр Рубашкин. Дело мастера боится.Здравствуйте, уважаемые посетители Виртуального Музея!
Хотелось бы представить вам наш проект, над которыми мы работали последнее время — серия интервью с людьми, так или иначе связанных с темой металлопластики: коллекционерами, историками, авторами книг, реставраторами. И первым, кто согласился принять участие в данном мероприятии, за что ему огромное спасибо, будет мастер-реставратор, человек-«золотые руки», основатель группы по ремонту металлопластики — Александр Рубашкин.

Здравствуйте, Александр! И позвольте сразу задать вопрос: вас в интернете, да и в жизни, очень многие знают как «Саша Солдат» и «Солдат52».
Расскажите историю происхождения данного никнейма?
АР: Здравствуйте! Я с детства фанател армией, ходил в военно-патриотический клуб «Витязь». Потом увлекался рэпом, а там без никнеймов никак, вот и стал «МС Soldat». Ну а дальше, с появлением интернета, как привязалось, так и оставил ник «Soldat», добавив разве что регион 52 (Нижегородский).
ВМ: Интересно! Перейдем к вопросам на тему реставрации. И первый из них, наверное, самый предсказуемый: как вы вообще начали этим делом заниматься? Почему именно реставрация?
АР: Вот этого точно не помню. Начинал я вообще с филиграни, пробовал делать подсвечники и лампады. Потом вроде бы решил попробовать восстановить ушки на пуговицах-гирьках — получилось неплохо, ну а дальше пошло-поехало.
ВМ: А какой предмет вы отреставрировали первым и как бы сейчас, с высоты полученного опыта и годов практики, вы оценили ту работу?
АР: Из первых интересных предметов помнится, конечно, серебряный Георгиевский крест. Лежал он у меня, наверное, месяц, боялся к нему подступить, потом поймал вдохновение и на одном дыхании спаял. На нем оттачивал первые навыки гравировки. Работу до сих пор оцениваю, как отличную. Да и что темнить, сейчас бы я не взялся, наверное, за такую работу — энтузиазма уже не хватает :) 
ВМ: А почему именно пластика? Почему не серебро, например, или эмали? Нет ли желания попробовать новое, так сказать, направление в реставрации?
АР: Потому, что с начала моего увлечения древностями почему-то тронула меня именно она, за короткое время я умудрился набрать небольшую (штук 10) коллекцию икон, которой очень вдохновлялся. Ну и друзья, копающие в основном на Керженских скитах, дарили огромное количество обломков, по 50-70 кг. за раз привозили и, как говорится, тут сам Бог велел заняться именно этим. Что касается эмалей, я считаю, что это все не в ту сторону направление — это уже новшество для старого предмета, которое обесценивает его как исторический предмет.
ВМ: Скольким всего предметам, по вашим подсчетам, вы вернули жизнь? Счет идет на сотни? Тысячи?
АРОх, думаю что уже больше 10 тысяч точно.
ВМ: Десять тысяч? Да, не один музей можно собрать из такого количества. Потрясающе! А какой был самый интересный, редкий? Может быть, остались фотографии «до/после»?
АР: Каменные, в серебряных оправах, икона и крест, разрубленные лопатой оба, огромные, с ладонь каждый, но фото к сожалению нет.
ВМ: Очень жаль, хотелось бы взглянуть. Хорошо, тогда такой вопрос: а самый дорогой предмет, который был спасен? Какова его примерная цена?
АР: Опять же, те же предметы: икона и крест из камня. Оценка там заоблачная.
ВМ: Понятно, значит коммерческая тайна :). Пытать не будем. А работа-гордость? Имеется ли какой-то предмет в арсенале, ремонтом которого вы гордитесь? Может быть, сложный ремонт или долгий процесс?
АР: Не люблю это слово, «гордость», не испытываю ее ни к предметам, ни к себе самому. Предметов сложных было очень много, но я обычно сделал и забыл. Новый предмет — чистый лист в работе.
ВМ: Хорошо. Вот мы говорим «работа». А все-таки, для вас реставрация — это работа или хобби? Сколько данному занятию посвящаете времени?
АР: Это хобби, которое плавно влилось в работу. Времени занимает на данный момент много: каждый день, с утра на работе — паяю, прихожу домой — вычищаю припой, чищу, клею, собираю остальное до вечера.
ВМ: Значит все-таки больше хобби. А кем трудитесь на основной работе, какое у вас образование, связано ли оно с историей/ искусством/ реставрацией?
АР: На основной работе я электромонтер, работаю в котельной уже лет 15 где-то, там все первые шаги и делал, там же мы и с Рудольфом Кавчиком снимали видео по реставрации, неоднозначное конечно, в котором я допускал очень много ошибок, так как тогда только еще начинал. Образование ПТУшное, с историей не связанное :)
ВМ: Поговорим немного о грустном. Были ли испорченные предметы? То есть те, которые «погибли» окончательно в результате ремонта?
АР: Да, были, правда немного и только фалеристика, поэтому, наверное, так не люблю ее чинить. Первый — это был наградной крест для священников 1812 года, сломанный на две части, с виду был в отличном металле (медном) и звоне. Нагрел оба куска, оставил остывать, сижу и слышу щелчки, гляжу, а с обеих кусков отслоился весь рельеф, почти до основания. Словами не передать, это был шок. Правда после этого я многое понял: как такие предметы отличить, и теперь даже по фото могу понять, что этот предмет не переживет пайку. Ну, и второй предмет тоже из фалеристики: прислали припаять верхний (не родной) луч к ополченческому кресту серебряному (с виду), ну, я не мешкая решил опять же погреть сначала, снять напряжение с предмета - не успел поднести горелку, как крест вздулся и из него потекло олово — оказалась оловянная реплика. Вот вроде и все, что помнится из неприятного.

ВМ: А что касается инструментальной части работы? Рабочее место реставратора, какое оно?

АР: Набор инструментов небольшой, вернее их два: один на работе для пайки — там, конечно, набор посолиднее: вальцы, куча горелок, 5 бор-машин, из которых пользуюсь только одной, и еще куча всего интересного, что вроде нужно, но и не особо пользуюсь, ну, и для дома — для чистки, склейки и т.п. Он небольшой: микроскоп, бор-машинка, напильники, надфили, штихеля, шаберы, порошки патины и т.п. Да, рабочее место на работе — это стол в слесарке, а дома — это компьютерный стол, сделанный по моим чертежам.
ВМ: Мы в начале нашего разговора говорили о количестве предметов, которым вы «вернули жизнь», и выяснили6 что их больше 10 тысяч. То есть, гораздо больше, чем во многих музеях. Так вот, в связи с этим возник такой вопрос: музеи и выставки? Интересно ли вам посещать различного рода выставки (речь именно о пластике), при учете того, сколько экспонатов проходит через ваши руки?
АР: Конечно, интересно! В сентябре, например, ездили с женой в Москву и с создателем группы «Каменные иконки и кресты, костяные панагии» ходили по соборам в Московском Кремле. Это всегда интересно, так как всегда находишь для себя что-то новое и ранее не виданное.
ВМ: А с чего вы бы советовали новичкам, которых интересует тема реставрации и чистки, начинать свой большой путь? Имеет ли смысл читать литературу, или здесь поможет только опыт?
АР: Новичкам советую не браться за великие предметы, а начинать с малых и простых, читать больше форумов по реставрации, изучать матчасть по предметам, чтоб не лепить "небылицы". Ну, и главное — не возгордиться...
ВМ: Очень хороший совет! Ну и, наверное, заключительный вопрос от нас. Прозвучит он несколько странно, но тем не менее: вопрос, который вы бы хотели, чтобы вам задали мы, но он не прозвучал? Задайте его себе и дайте ответ.
АР: Что дает тебе силы, что тебя вдохновляет и стимулирует? Отвечу кратко: аудиокниги, особенно классика отечественной литературы 19 века. Включишь, например, «Лето господне» Шмелёва Ивана, положишь под микроскоп икону 19 века, начнешь чистить, слушаешь, как жили люди раньше, проникаешь в дух того времени, и работа летит незаметно, только очнешься, а икона почищена и смотрит на тебя другим видом. Так и работаю.

Еще раз большое Вам спасибо, Александр, за то, что согласились пообщаться с нами, ответить на наши вопросы и немного приоткрыть тайну вашего поистине замечательного и прекрасного занятия.

Большое спасибо и до свидания!
Ваш Виртуальный Музей.

https://vk.com/forcecross


Сообщение отредактировал MDH - Вторник, 27.11.2018, 20:03
 
Северный_копарьДата: Вторник, 27.11.2018, 23:24 | Сообщение # 2
Профи
Группа: Модераторы
Сообщений: 1845
Награды: 0
Репутация: 547
Статус: Offline
Спасибо! Хорошее начинание, интересно читать.

Добавлено (27.11.2018, 23:31)
---------------------------------------------
Чуть не забыл - месяц бана за рекламу интернет-проекта, несогласованную с администрацией форума.

Добавлено (27.11.2018, 23:33)
---------------------------------------------
Я, конечно, шучу) Еще раз - спасибо!

 
dr-g-lekterДата: Вторник, 27.11.2018, 23:43 | Сообщение # 3
Профи
Группа: Проверенные
Сообщений: 1706
Награды: 0
Репутация: 278
Статус: Offline
Хорошая тема и хорошие группы! С интересом посмотрел и почитал. Жаль, что не могу в них вступить для полноценного просмотра.
 
MDHДата: Пятница, 11.01.2019, 18:36 | Сообщение # 4
Активный участник форума
Группа: Проверенные
Сообщений: 212
Награды: 0
Репутация: 109
Статус: Offline
Здравствуйте, уважаемые друзья!
Представлю на ваш суд еще одно интервью в рамках моего проекта.

Василий Коршун. Интервью Виртуальному Музею.

Василий, здравствуйте!
Для начала позвольте выразить вам огромную благодарность от всех наших посетителей и от лица Виртуального Музея за то, что делитесь знаниями, идеями и мыслями, делаете это абсолютно бескорыстно и по-доброму, а так же за то, что нашли время пообщаться с нами в рамках нашей рубрики «Виртуальное Интервью».
Известно, что область Ваших исследований достаточно широка. В этой беседе мы хотели бы в основном коснуться темы прочтения древних надписей.
Не будем сильно уходить в сторону от нашей основной цели и начнем наше интервью с вот такого вопроса:

ВМ: Как бы вы назвали то, чем занимаетесь? Каким словом можно объединить изучение текстов, разбор надписей, может быть, есть какой-то специальный термин?
ВК: Это все вопросы эпиграфики.

ВМ: Расскажите, как к этому пришли? С чего начинали? Что стало толчком к изучению надписей на крестах и пластики в целом?
ВК: Если имеется в виду занятие эпиграфикой, то так: мне всегда было любопытно, о чем гласит надпись на том или ином памятнике древности. Поначалу помощь в прочтении оказывал А.К. Станюкович. Совместно с ним мы опубликовали ряд текстов надгробных плит и прикладных печатей, позднее – читали надписи на змеевиках. После того, как Кирилыча не стало, светлая ему память, пришлось вникать в тему. Молитвенными текстами на нательных крестах я интересовался давно, и в моей книге «Родная старина. Обретая утраченное» были опубликованы начальные строки двенадцати известных мне на тот момент надписей. Несмотря на то, что длительное время я не обращался к этой теме, архив надписей у меня пополнялся, и в конце октября прошлого года я решил продолжить исследование, начатое десять лет назад. Практически сразу выяснилось, что эпиграфикой этой категории металлопластики до меня никто всерьез не занимался. Пришлось возделывать целину.

ВМ: А сколько работ (книг, статей, публикаций) вышло под вашим именем или с вашим участием? Сколько из них касаются металлопластики?
ВК: Статей – порядка ста, книг – тринадцать. Пять книг исключительно по пластике, в некоторых других о ней есть упоминания в той или иной степени.

ВМ: Над чем работаете сейчас?
ВК: К Новому году я закончил все статьи, планируемые к изданию в следующем году, и разослал их в различные сборники.

ВМ: То есть, в ближайшее время стоит ожидать выхода в свет новых публикаций – это очень приятные новости. А что касается книги, когда ждать выхода?
ВК: По статьям я ответил, а книга будет, когда у кого-нибудь появится желание и возможность к ее изданию и реализации.

ВМ: Хорошо, раз уж мы разговариваем о книгах, то работы каких авторов вы бы обязательно рекомендовали к изучению тем, кого интересует металлопластика и тексты на ней?
ВК: Работы А.К. Станюковича, безусловно, являются классическими. Наряду с ними следует упомянуть описание коллекции нательных крестов и иконок-привесок С.Н. Кутасова, сделанное А.Б. Селезнёвым. Тем не менее, это не означает, что указанные исследования вовсе не содержат ошибок. Исторические науки, как и все другие, находятся в непрерывном развитии, поэтому следует также отслеживать новые статьи по теме, публикуемые в различных изданиях.

ВМ: Скромность, скромность украшает человека. Ну ладно, Ваши статьи и темы порекомендуем мы.
И все же, что касается ваших работ, какую из них вы считаете своей гордостью?
ВК: Наиболее фундаментальной научной работой, конечно, является монография о змеевиках, написанная в соавторстве с А.К. Станюковичем. Он ей, кстати, тоже гордился.

ВМ: К слову о соавторстве: есть достаточное количество трудов, где вы выступаете соавтором (редактором). В чем здесь плюс для вас?
ВК: Почему сразу плюс? Если кто-то вносит значительный вклад в издание, его автор должен предложить ему быть соавтором. Это не только правило хорошего тона, но и соблюдение закона об авторстве.

ВМ: Спасибо, будем переходить к теме текстов, и первый вопрос, наверное, самый предсказуемый: что вас вдохновляет на написание работ (изучение и разбор текстов) и на поиски ответов?
ВК: Врожденный интерес к поиску, исследованию, познанию. К написанию – стремление поделиться новыми знаниями с остальными.

ВМ: Как вы изучаете тексты? С чего начинаете, как происходит сам процесс (опишите немного следующее: вам попал в руки предмет с текстом, который вы еще не встречали - ваши действия)?
ВК: Если текст неизвестен и не сразу читаем, делаю прорисовку и пытаюсь разобрать сначала отдельные слова, а затем и всю надпись. Встречаются и нечитаемые тексты.

ВМ: А чем руководствуетесь при разборе и изучении текста? Часто можно встретить ваши комментарии, что текст написан с ошибками. Откуда вы это узнаете, как находите первоисточники?
ВК: К ошибкам я отношу только явные огрехи изготовителей пластики: не те буквы в слове, перемещение букв по тексту, изъятие части текста или вставка другого текста. Если читать всё побуквенно, хотя бы в моем прочтении, это заметит любой. Разные варианты молитв к ошибкам не относятся, так как являются результатом «нестандартности» перевода. В большинстве случаев аналоги текстам имеются в старых богослужебных книгах, но есть случаи, когда их не удалось найти, что вовсе не означает их отсутствие в древности. В учебниках по палеографии указаны известные изводы. Я их тоже отмечаю. Остальное – орфографические ошибки и т.д.

ВМ: Колоссальный труд. И сколько же времени уходит на разбор одного текста с учетом прорисовки и изучения?
ВК: В зависимости от текста: объем, степень сохранности, новизна, наличие ошибок и прочее.

ВМ: Логично.
За время изучения текстов вы видели множество исторических артефактов. Есть ли у вас какие-то любимые предметы, что «запало в душу» больше всего. Был ли какой-то предмет, который привел вас в полный восторг или натолкнул на открытие?
ВК: Таких было достаточно много. Что-то выделить из них крайне затруднительно.

ВМ: А что насчет коллекций? Являетесь ли вы сами коллекционером чего-либо?
ВК: С конца 1980-х гг. я коллекционировал имперскую медную монету, но обстоятельства сложились так, что к середине следующего десятилетия коллекцию пришлось продать. С тех пор я собираю лишь информацию, так что уместнее говорить об архиве.

ВМ: О, здесь мы с вами родственные души. Мы в нашем Виртуальном Музее тоже собираем архив и информацию.
К слову о музеях, каково ваше отношение к ним, а так же к частным коллекциям? Не считаете ли, что знаете больше, чем может рассказать экспозиция музея?
ВК: Я с уважением отношусь ко всему, что позволяет сохранять историческое наследие при условии его доступности, как минимум, для публикации.
А что касается, что знаю больше, чем может рассказать экспозиция, то Вы же понимаете, что всё зависит от каждого конкретного случая. Если есть тема, в которой мои познания достаточно глубоки, то, конечно, да. Был анекдотичный случай, когда я со своей знакомой посетил ранним зимним утром Новгородский музей, в котором представлены местные археологические находки. Так как эта тема является классикой материальной культуры Древней Руси, то, естественно, я знал ее «назубок» и тут же распелся соловьем перед своей спутницей, лишь мельком бросая взгляд на знакомые мне по печатным изданиям предметы. При переходе в четвертый зал моя подруга аккуратно потянула меня за рукав, – Глянь-ка назад потихоньку. …За нами следовало несколько смотрительниц залов, с интересом внимая, что же находится у них на витринах.

ВМ: Ха-ха, забавная жизненная ситуация. Очень смешно, особенно если это представить.
На этой позитивной ноте будем заканчивать наше общение в рамках интервью и последний вопрос попросим вас задать самому себе и дать на него ответ. О чем мы вас не спросили?
ВК: Я, с Вашего позволения без вопроса сразу дам ответ, коротенько обозначив цели и итоги работы по прочтению молитвенных текстов на крестах, которая готовится к изданию в журнале «Вопросы эпигафики». Исследование имело две основные задачи: корректировка датировок по палеографических признакам и по изменениям текстов, производимых в ходе справы, если таковое возможно. В ходе решения первой задачи наиболее значимыми были следующие наблюдения: с середины XVI в., наряду с существовавшей в XIV–XV вв. формулой расположения крестных слов на оконечностях лопастей исследуемых предметах личного благочестия с иконографией Голгофского креста iс / хс / ни / ка, появляется црь с / iс / хс / ни | ка, а к концу столетия появляется массовое применения лигатуры букв Ц и Р в титлованном сокращении слова «царь», что, возможно, связано с ее распространением на памятниках нумизматики (начиная с монет Фёдора Ивановича). Примерно в то же время входит в употребление акроним млрб, который в подавляющем большинстве случаев коррелируются с маркерами XVII в. (палеографические особенности, ромбовидные клейма и т. д.). А вот изменения в богослужебных книгах, проводимые в ходе книжной справы, не нашли своевременного отражения в текстах на нательных крестах. В особенности это заметно на изделиях второй половины XVII – первой четверти XVIII в., на которых надписей в никоновской редакции не выявлено, а относить все кресты с надписью к старообрядческому литью сомнительно по следующим причинам. Во-первых, во время репрессий второй половины XVII в. у старообрядцев вряд ли была возможность для массового литейного производства, а тем более для создания новых типов крестов, которыми богат указанный период. Во-вторых, значительная часть предметов личного благочестия этого времени содержат христограмму ис, появление которой на старообрядческих изделиях маловероятно из-за принципиального спора с официальной церковью в правильности ее написания (iс или iис). В- третьих, на некоторых нательных крестах с текстами Голгофский крест изображен семиконечным, а старообрядцы признавали только его восьмиконечную форму. Даже термин «осмиконечной» им претил – полагалось говорить «трехчастной». В «дьяконовских» и «поморских ответах» это хорошо отражено. Более вероятным объяснением непопадания на кресты нововведений является следующее. Книги в то время были редки и дороги. Даже в большинстве храмов они хранились и переписывались десятилетиями, а порой и веками. При этом относительно жесткой цензуре подвергались лишь печатные издания, но их малый тираж и чрезвычайно высокая стоимость делала их малодоступными. В связи с этим можно сделать вывод, что изготовители металлопластики пользовались устаревшими, в том числе более дешевыми рукописными книгами, на которые влияние церковной цензуры было незначительным.

БОЛЬШОЕ СПАСИБО!

Добавлено (26.01.2019, 16:13)
---------------------------------------------
Здравствуйте, уважаемые друзья!

Находимся в поиске нового кандидата для интервью.
Если у вас есть чем поделиться и о чем рассказать читателям и вы хотите помочь в развитии проекта - напишите мне об этом, пожалуйста.

Так же, если есть те, чье интервью вам было бы интересно прочитать или те, с кем вы можете помочь в организации интервью - тоже сообщите, пожалуйста!

А вдруг именно так получится найти интересного человека! Спасибо!

Сообщение отредактировал MDH - Пятница, 11.01.2019, 18:37
 
Северный_копарьДата: Суббота, 26.01.2019, 17:42 | Сообщение # 5
Профи
Группа: Модераторы
Сообщений: 1845
Награды: 0
Репутация: 547
Статус: Offline
MDH, здравствуйте.
Интервью с Дмитрием Остапенко было бы интересно почитать. Я его, к сожалению, на Меднолите не застал.
И у Германа (sammler) мог получится интересный рассказ о его коллекции крестов. Коллекция собиралась несколько десятков лет, начиналась еще во времена отсутствия ажиотажа. И совсем недавно в ее истории была перелистнута очередная страница.
Если интервью получатся - буду рад!
 
CollectorДата: Вторник, 29.01.2019, 19:27 | Сообщение # 6
Активный участник форума
Группа: Проверенные
Сообщений: 369
Награды: 0
Репутация: 81
Статус: Offline
MDH, добрый вечер! может быть ВК сможет прочитать? http://mednolit.ru/forum/10-46737-1
 
Форум » Обсуждения » Общие вопросы » Цикл "Интервью Виртуальному Музею" (в рамках моего небольшого проекта)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: