Старая форма входа
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]


  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Калинин, soldat-52, Issandra, Северный_копарь  
Форум » Раздел свободного общения » Старообрядцы в истории и экономике России » Гучковы (династия предпринимателей)
Гучковы
merkatoreДата: Пятница, 21.12.2018, 17:03 | Сообщение # 1
Профи
Группа: Проверенные
Сообщений: 4883
Награды: 2
Репутация: 2130
Статус: Offline
Сегодня из исторической ветки перемещаемся сюда...
потому что Гучковы у нас старообрядцы... оставившие след и в нашем каталоге:

G02-001


почитать можно  у М.Н. Барышникова "Деловой мир России" (стр 147) ..
в википедии:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Гучковы

и в журнале управление компанией, которого у меня нет, но есть сохранённая копия в Ворде:

Гучковы: фабриканты - новаторы

Чинарова Катерина
Обозреватель журнала "Управление компанией"
Поделиться в соц. сетях
Оглавление журнала

Трудолюбивый крестьянин



Крестьянскую мануфактуру, характерную для начала XIX в., нередко возглавлял предприниматель-выходец из крестьянской среды. Федор Алексеевич Гучков (1768-1856 гг.), родом из крестьян Малоярославецкого уезда Калужской губернии, - типичный пример основателя и главы подобной мануфактуры. С него началась династия известных московских фабрикантов Гучковых. Мальчиком он был привезен в Москву в 70-х гг. XVIII в. и отдан в обучение ткацкому и красильному делу на фабрике. Смышленый парнишка быстро освоил тонкости производства и на скопленный в течение нескольких лет непрерывного труда капитал в начале 1790-х гг. открыл свою ткацкую мастерскую с пятью станами.



Несмотря на скромные мощности молодого предприятия товары из-под рук Федора Гучкова и нескольких его мастеров выходили оригинальные и качественные. Он был в определенной степени новатором: первым в Москве стал производить шали на манер популярных тогда турецких и французских. Ткани использовались самые разные: шерсть, бумага, шелк. Предприниматель собственноручно окрашивал изделия, каймы шалей и платков были приставные и нашивались на терно или кашемир.



Благодаря высокому качеству и сходной цене платки и шали попали в известный магазин модных товаров К. И. Майкова. Гучковские изделия не просто пользовались спросом - они шли нарасхват: покупатели, делая заказы, платили деньги вперед. Гучков понял, что необходимо срочно наращивать производственные мощности, и в 1798 г. увеличил количество станов на предприятии до 50 штук, вложив в обновление все свободные средства. В 1812 г. предприниматель вступил в гильдию московского купечества, не отходя при этом от дел: напротив, работал за ткацким станком, продавал товары на Нижегородской ярмарке, в Хрустальном ряду в Москве.



Война 1812 г. разорила многие предприятия Московской губернии, не обойдя стороной и Гучковскую мануфактуру. Товары были разграблены, а фабрика сгорела. Только через 10 лет в стране началось строительство новых фабрик. Федор Гучков восстанавливает состояние и открывает новую, на этот раз специализированную, шерстяную фабрику в Преображенском Лефортовской части. Место было выбрано не случайно: Федор Алексеевич был старовером, а в Лефортово располагалось старообрядческое кладбище. Впоследствии Гучков, как и другие известные капиталисты-старообрядцы, будет широко использовать тесные связи в общине для расширения собственного дела и выступать защитником и меценатом единомышленников.



Head-hunter Гучков
К 1825 г. капитал Гучкова исчисляется миллионами, а на фабрике работает 900 человек. Постаревший Федор Гучков передает бразды правления производством сыновьям, Ефиму и Ивану. Оба сына были настолько талантливы, что получили звание мануфактур-советников, даваемое крупным промышленникам только за особые заслуги. При этом ведущую роль в тандеме играл старший сын - Ефим. Ефима Гучкова-предпринимателя современники характеризовали как человека с ясным умом, сообразительного, быстро реагирующего. В отличие от отца-старообрядца, ходившего в армяке, носившего длинную бороду, Ефим отдавал предпочтение европейской моде. Довольно рано он осознал необходимость самообразования и овладел немецким и французским, что помогло ему в дальнейшем во время внедрения инноваций на фабрике.



Несмотря на быструю реакцию, умение принимать решения в критических ситуациях, он тщательно обдумывал каждый поступок. Зоркий хозяин, он неуклонно следил за действиями каждого из своих служащих, внедряя, таким образом, патриархальную модель управления. Каждое утро в его кабинете происходил "разбор полетов", мастера и приказчики получали указания, которым они должны были следовать в течение дня. Многие из служащих за усердие и расторопность получали от хозяина значительные премии и впоследствии смогли основать на заработанный капитал собственное дело.



Особого внимания заслуживает политика Ефима в отношении управления персоналом. Сторонник патриархальных отношений между хозяином и рабочими (выступал в качестве арбитра, женил и разводил семьи рабочих), он был прирожденным HR-менеджером. Чтобы штат на фабрике был постоянным, Гучков выкупал многих помещичьих крестьян прямо с семьями. В обмен на это крестьянин отрабатывал выкупную сумму и становился кадровым рабочим. Для наиболее ценных рабочих Гучков добивался записи их в мещане, благодаря чему мастера приписывались к предприятию, пополняя ряды "верных". Однако получить "запись" было не так просто: на этот случай у общительного Ефима, с 20 лет понимавшего необходимость полезных связей, в магистрате или полиции всегда находился нужный чиновник, чем-то ему обязанный. Еще один способ найма персонала - беглые помещичьи крестьяне (этим грешили все капиталисты-фабриканты). Им, опять-таки благодаря связям, выправляли фальшивые документы.



При запуске нового направления из Эльзаса и Голландии выписывались лучшие колористы, красильные мастера. Соцпакет на фабрике Гучковых во многом приближался по полноте к "прохоровскому". При фабрике была построена больница для рабочих, школа для бесприютных сирот и малолетних детей, родители которых умерли от холеры. Сироты получали знание ремесла и таким образом пополняли кадры рабочих и техников на фабриках.



Public Relations
Что касается умения заводить связи,здесь Ефиму Гучкову не было равных. В 1851 г. к нему приходит признание в предпринимательской среде: он избирается экспертом со стороны русских фабрикантов на первой Всемирной выставке в Лондоне. Ефим сумел не только заслужить медаль королевской комиссии по устройству выставки, но и завести полезные знакомства с владельцами влиятельных торговых домов Англии - страны, стратегически важной для России, особенно в области легкой промышленности. По возвращении из Англии его избирают в члены совета московской практической коммерческой Академии, где получала образование "золотая молодежь".



Как на дрожжах
Здесь стоит подробно остановиться на экономических условиях, в которых пришлось работать Ефиму Гучкову. Промышленный переворот, начавшийся в России во второй четверти XIX в. в условиях сохранения крепостного права, приобрел затяжной характер. Первый этап оказался длительным, однако механизация текстильной промышленности в целом проходила быстро, во многом благодаря стараниям таких владельцев мануфактур, как Гучковы. Производство всех видов тканей за период с 1800 по 1860 гг. выросло с 32 до 331 млн аршин, т. е. в 10,4 раза, а их стоимость - в 7,5 раза. По темпам роста Россия опережала Францию, Англию и Германию.

Капиталистические мануфактуры получили наибольшее распространение в легкой промышленности, потому что попасть туда было легче, а наемный труд и широкий рынок сбыта значительно ускорили развитие отрасли.

К 1825 г. доля занятого в ней вольнонаемного труда составляла порядка 95% всей рабочей силы. Вот как описывают мануфактуру современники. "Посетив их [Гучковых] фабрику у Преображенской заставы, мы с особенным удовольствием видели на необширном месте значительное заведение, умным распределением содержимое в совершенном порядке и чистоте. А чистота мастерских есть, по мнению нашему, дело более важное, нежели полагают; она, кроме того, что приятна, существенно полезна, сохраняя экономию в материалах и снарядах, чистота действует на достоинство произведений и даже на нравственное направление фабричных; она невольно приучает их к отчетливости и порядку во всех действиях? Приятно видеть в подобных произведениях окончательность, тщание и вкус, сколь можно чистый, соединенные с всегдашним разнообразием".

Мануфактуры подобного типа, как дает пример история, оказались наиболее восприимчивы к техническим новшествам, удешевлявшим производство, повышавшим конкурентоспособность, в то время как вотчинные предприятия проявляли инертность и не спешили развиваться.



Инновации
В чем же заключались эти инновации? Давайте рассмотрим этот процесс на примере фабрики Гучкова.

Несмотря на то что фондоотдача в прядильном производстве за 10 лет возросла на 60%, в 1820-1830 гг. качество пряжи было довольно низким. В 1822 г., после введения выгодного для русской промышленности тарифа, фабрика Гучковых первая заменила иностранные гарусные материи русскими. Гарусом называли сученую шерстяную пряжу, белую или цветную. На Российской мануфактурной выставке 1829 г. братья Гучковы представили русские гарусные товары.

В 1840-х гг. в текстильной отрасли возникли условия для создания крупного машинного производства комбинированного типа. Новые фабриканты, в том числе и Гучков, становятся пионерами в применении машин. Они строят механические предприятия, создавая технологические цепочки. Но Гучков не просто механизировал собственную фабрику: после длительного путешествия по Англии, Франции и Германии он принялся устраивать камвольно-прядильную фабрику для выработки пряжи из шерсти испанских овец. В 1845 г. на производстве Ефим запустил паровую машину в 85 л.с. И это была далеко не последняя техническая новинка. Все, что он видел за границей, немедленно внедрялось на его производстве. У Гучкова была организована система настоящего промышленного шпионажа: он не только внимательно следил за работой иностранных мануфактур, но и через сеть агентов получал оттуда образцы готовых изделий.

Торгово-промышленная деятельность Гучковых развивала отечественное шерстяное производство в целом и импортозамещающие отрасли в частности. Грубая шерсть русских овец годилась только на грубое сукно. А для тонкого сукна и камвольных тканей нужна была мериносовая шерсть. В начале века мериносовых овец в России было всего 150 тыс., а к 1861 г. - уже 11,6 млн. Ефим Гучков вовремя почувствовал необходимость в "тонкой" шерсти и обеспечил заказами южные районы страны. В стране, таким образом, была создана сырьевая база шерстяной промышленности.

Харьковская, Херсонская, Полтавская, Екатеринославская и Таврическая губернии ежегодно поставляли на фабрику 25 тыс. пудов этой особой шерсти. Качество изделий было столь высоко, что они не только заменили ввозную саксонскую пряденую шерсть, но и стали экспортироваться за рубеж.

Но и это еще не все. Гучков был первым российским предпринимателем, который в 1845 г. наладил отечественное производство так называемой гребеной пряжи. До этого камвольные ткани готовились из гребеной пряжи, которую импортировали, потому как в России ее делать не умели.

Определенных успехов Гучковым удалось добиться и в развитии неосвоенных и уникальных ниш. Так, шелковое производство, развитие которого заинтересовало Ефима Гучкова, в отличие от суконного и полотняного не опиралось на собственную сырьевую базу и поэтому зависело от импортного сырья. В качестве предпринимателей здесь выступали купцы, распределявшие сырье с использованием кредита. Они организовывали работу на дому и осуществляли сбыт готовой продукции. Кстати, сегмент потребителей шелка был весьма узок. Но интерес к развитию отрасли проявляло правительство. И если в 1825 г. в отрасли насчитывалось всего 184 предприятия с выработкой 2 226 333 аршин тканей, то в 1858-1861 гг. их становится уже 395 с выработкой 7 407 240 аршин.

В 1850-е гг. дело Гучковых переживает расцвет, значительно укрепив легкую промышленность. Ефим активно развивает торговлю: в Москве и Петербурге открываются знаменитые магазины русских изделий. Товары сбывались не только через эти торговые точки, но и доставлялись на Украину, а с Нижегородской и Ирбитской ярмарки попадали в самые отдаленные места Российской империи и за рубеж. Предпринимателям удалось найти оптимальное соотношение цены и качества, которое и обеспечило массовый спрос.



Итоги
Таким образом, выросшая из кустарных промыслов текстильная мануфактура к середине XIX в. вышла на первое место среди предприятий этой отрасли. Именно в текстильной промышленности, имевшей в России давние традиции, и начался промышленный переворот. Фабрика Гучкова к середине 1840-х гг. стала одним из самых передовых предприятий в Московской губернии. В атласе промышленности А. Самойлова в 1845 г. она названа "знаменитейшей в России". Образцово-показательное предприятие часто посещали сановники, Великий князь Константин Николаевич, царские министры, иностранные делегации. К этому времени на производстве была занята почти тысяча рабочих, а годовая сумма производства равнялась 516 тыс. руб. серебром. Спустя 10 лет объем производства вырос до 700 тыс. руб., а количество рабочих - до 1850 чел. Только в 1898 г. производство было закрыто, и следующие поколения Гучковых дали стране скорее политических и общественных деятелей, нежели крепких хозяйственников, какими были Федор и Ефим Гучковы.



Сообщение отредактировал merkatore - Пятница, 21.12.2018, 17:46
 
Форум » Раздел свободного общения » Старообрядцы в истории и экономике России » Гучковы (династия предпринимателей)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: