Старая форма входа
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]


  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Калинин, soldat-52, Северный_копарь, Issandra  
Форум » Раздел свободного общения » История Руси и России (до 1917 года) » Второвы (сибиряки — оптовики)
Второвы
merkatoreДата: Пятница, 02.11.2018, 17:13 | Сообщение # 1
Профи
Группа: Проверенные
Сообщений: 4715
Награды: 2
Репутация: 2058
Статус: Offline
Сегодня у нас тема про богатейшего человека дореволюционной России... ну по крайней мере богатейшим его признали ребята из Форбс:
https://ru.wikipedia.org/wiki...._(1914)

молодцы какие эти ребята из американского журнала!!! посчитали богатство наших купцов...

итак Второвы:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Второв,_Александр_Фёдорович
https://ru.wikipedia.org/wiki/Второв,_Николай_Александрович

Почитать можно у М.Н. Барышникова "Деловой мир России" (стр.104) и в книжке под названием "Энциклопедический словарь по истории купечества и коммерции Сибири" (стр.141) это Академия в Новосибирске в 2012 году такую книжку сделала... за что ей респект и уважуха...

ну и выложу свой вордовский вариант из ЖУКа:

Второвы: сибиряки — оптовики
Чинарова Катерина
Обозреватель журнала «Управление компанией»

Поделиться в соц. сетях
Оглавление журнала

Начинавшим «с нуля»предприимчивым оптовым торговцам Второвым удалось расширить географию мануфактурной торговли, указав российским и заграничным товарам путь в Сибирь. Конечно, едва ли можно сказать, что Второв открыл Сибирь, как Колумб — Америку. Выражаясь современным языком, он был одним из тех «завоевателей», кто, приехав в Москву из «глубинки», прочно обосновался в ней.



Папа-сибиряк

Родоначальник династии Александр Федорович Второв, ничем не примечательный мещанин родом из города Лух, Юревецкого района, что неподалеку от Костромы, переехал в Сибирь в 1862 г. Служил ямщиком, а через четыре года открыл мануфактурную торговлю в Иркутске.



Забайкалье и сегодня от столицы — прямо скажем, не близко. Но тогда, в середине XIX в., да с российскими-то зимами и дорогами... На закупку товара и доставку его в пункт назначения у торговца уходило от пяти месяцев до полугода. Вот как описывает становление второвского дела П. Бурышкин в своих мемуарах «Москва купеческая»: «Начало их было довольно трудным — Сибирь без железной дороги была так далеко от Москвы. Но дело их стало известной, после потрясений сильно окрепшей, оптовой фирмой». В первые годы дело Второва прогорало четыре раза, и все-таки это его не остановило.



Чем так привлекала начинающего предпринимателя Сибирь? Ответ очевиден: там тоже живут люди, которые хотят хорошо одеваться, а значит — покупать. Мануфактур было мало. По числу торговых предприятий Сибирь значительно уступала большинству российских регионов, но зато из-за относительно небольшой численности населения плотность торговых сетей держалась на уровне выше среднероссийского показателя. Для сравнения: если на одно торговое заведение на европейской территории России приходилось 154 жителя, то в Сибири — 149.




В XIX в. торговля мануфактурой была сосредоточена главным образом в руках скупщиков-оптовиков: И. Щукина, Н. Харузина, братьев Щаповых, которые в своих операциях ограничивались Москвой и Нижним Новгородом. То, что дальше, восточнее, вниманием обделяли. Вот и звучали за Уралом и в Средней Азии другие имена, например, самая известная в здешних краях фамилия елабужского купца Стахеева. Здесь царили скупщики-меновщики, отправлявшие обозы с предметами фабричного производства, как правило, в обмен на натуральные продукты. Но Второв, в отличие от Стахеева и других «сибиряков», выбрал односторонний путь движения товара. «Пустым» отправлялся из Сибири на лошадях, своим ходом добирался до главной торговой точки тогдашней Российской империи — Нижнего Новгорода. Второв, который, по свидетельствам современников, пользовался большой популярностью на нижегородской ярмарке, сам закупал там товар и... назад в Сибирь, затрачивая на дорогу от тридцати до сорока дней. Купленный товар отправлял в Иркутск на «гужевом транспорте».



Главная трудность заключалась в очень медленном обороте капитала — ну что такое раз в год для торговли!.. Поэтому и ходили слухи, что Второв брал «полувозвратные» кредиты: обещая вернуть вовремя, потом прикидывался банкротом и «сторговывал» три четверти долга. Так или иначе, но в условиях жесткого временного дефицита и высоких логистических рисков купцу приходилось быть крайне осмотрительным в выборе и сортировке товара. Ведь при отсутствии той или иной модели или нужного цвета ткани докупить недостающий артикул было негде.




Деловое чутье и сметка костромского«самородка» в конечном итоге привели к расширению его торговли. В 1893 г. торговые обороты купца первой гильдии, потомственного почетного гражданина Второва составляли 2437 тыс. руб. (для сравнения совместный оборот всех остальных торговцев-иркутян приближался к 4 млн руб.). Один только Томск приносил сметливому владельцу 500 тыс. руб. ежегодно.



В отличие от других предпринимателей Второв занимается активной «выставочной» деятельностью: заводит контакты на Преображенской и Верхнеудилинской ярмарках — не в пример Москве ближе к месту дислокации... Торгует там, постепенно захватывая Томск, Сретенск, Читу, Троицкосавск. Подобная «территориальная экспансия» явилась хорошим заделом для будущей обширной торговой сети, формируемой Второвым.



Следующим шагом развернувшегося предпринимателя, как и у многих современных постперестроечных компаний, стал выход «в новый формат» — розницу. Причем в лавках, которые сам Второв называл иначе — пассажами (в Иркутске известен «Пассаж А.Ф. Второва с сыновьями»), он продает не только мануфактуру, но и обувь, галантерею, готовое платье, столовое белье, ковры, платки, меховые горжетки, боа, шапки, тем самым расширяя ритейловый профиль от текстильного до универсального. И действительно, едва ли можно назвать лавкой огромный двухэтажный торговый центр с зеркальными витринами, услужливыми приказчиками и огромным ассортиментом. Добавьте к этому продуманную архитектурную форму магазинов в виде буквы «Г», примерочные пуфы для обуви, чтобы дамы проводили здесь побольше времени... Безусловно, антураж второвских пассажей призван был поражать воображение покупателей!



Железнодорожное сообщение поставило дело на прочное основание, открыв перед второвским бизнесом новые перспективы. Процедура закупки товара стала непрерывной, а условия транспортировки ценных грузов улучшились. Сами Второвы снимаются с якоря и переезжают в Москву. При этом опытный отец закрепляет за каждым из трех сыновей собственную «вотчину»: одному — Центр, другому — Западную, третьему — Восточную Сибирь.



«Великий организатор промышленности»

В 1911 г. Второв-старший умирает. Сыновья, выросшие вместе с его бизнесом, берут на себя управление паевым товариществом.



Детям удалось не только сохранить дело отца, но и значительно расширить его — за время «правления трех» товарищество заняло видное положение на внутреннем мануфактурном рынке.



Старший, Николай Александрович Второв,унаследовавший от отца торговое дело в Западной Сибири, был смекалист и прозорлив, умел стратегически мыслить, но, в отличие от родоначальника торговой династии, предпочитал работать в Москве. Как пишет П. Бурышкин, Николай Александрович развел в столице чрезвычайно энергичную деятельность и вскоре, при том что принадлежавший ему оптово-розничный бизнес продолжал успешно развиваться, обратил свои взоры на промышленность, финансовый сектор и недвижимость.



Крупнейшим проектом в сфере недвижимости стало строительство «Делового Двора» на Варварке — здания, специально приспособленного под нужды торгово-промышленных предприятий. Николай Второв вкладывает миллионы в застройку Варварской площади, чтобы разгрузить Ильинку и Варварку. Вопреки пророчествам («прогорит!») из купца получился неплохой инвестор и застройщик: практически все помещения были сданы в аренду до того, как здание было окончательно готово — столь велика оказалась потребность в «бизнес»-метрах. Помимо магазинов, шоу-румов для демонстрации товаров, оптовых складов, контор, купцы получили сервис, который, несомненно, оказался к месту: почтовое отделение, гостиница (уж кто-кто, а оптовики Второвы знали, чего жаждет душа торговца).



В начале XX в. семейство Второвых можно было смело отнести к финансовой олигархии. В 1900 г. они учредили паевое товарищество с основным капиталом в 3 млн руб., который к 1914 г. достиг еще более значимой отметки — 10 млн руб., а годовой оборот составлял 30 млн руб. На Второвых трудились 1300 служащих.



В 1906-1907 гг. Второв выкупил дело главного конкурента по опту и по Сибири — Н.Д. Стахеева, что тоже, разумеется, стало важным этапом в развитии его торговой сети. Почему? Дело в том, что у Второва, несмотря на богатый ритейловый, говоря современным языком, опыт, торговые отношения между Сибирью и европейской частью России (в которых он выступал посредником), как уже говорилось, были односторонние: он поставлял мануфактурные товары за Урал и в Сибирь. В отличие от Второва Товарищество Стахеева не только занималось мануфактурными поставками, но и умудрялось вывозить в Москву пушнину и другую «ходовую» сибирскую продукцию. Приобретение «готового бизнеса» позволило оптовому торговцу ускорить экспансию — в городах Западной и Восточной Сибири открылось 11 новых филиалов. К уже перечисленным городам добавились Барнаул, Бийск, Новониколаевск, Екатеринбург.



Для расширения деловых знакомств, а порой и приобретения активов, Второвы использовали родственные связи. Дочери Бориса, Александра и Николая были одна за другой выданы за А. Коновалова, Ф. Федорова и С. Коншина (благодаря чему в собственности у Второвых оказалась желанная Серпуховская мануфактура). Впрочем, очевидно, что без грамотных навыков антикризисного управления никакие браки не помогли бы вновь приобретенным предприятиям влиться во второвскую систему промышленных производств и мануфактур.



А в 1913 г. Второв основал «Товарищество для внутренней и вывозной торговли мануфактурными товарами», под крылом которого объединились компании-производители 40% так называемых «московских» ситцев — фабрика Альберта Гюбнера, Даниловская и уже упомянутая Коншинская мануфактуры. Это был типичный синдикат по сбыту продукции, с 15-миллионным основным капиталом, раскинувший по всей европейской и азиатской части России сети торговых предприятий. «Сотоварищи» активно открывали торговые склады для торговли хлопчатобумажными товарами и пряжей, а позже выкупили фабрику А.Г. Гусева, специализировавшуюся на производстве тяжелых мануфактурных тканей. Не хватало им «тяжелых» тканей для полноты ассортимента...



Что давало подобное укрупнение? Прежде всего, позволяло усовершенствовать организацию производства и сбыта, сократить затраты и снизить себестоимость. К тому же Товарищество активно продвигало продукцию своих участников.



1916 г. стал для Второвых переломным —экспансия группы вышла за пределы основной отрасли. Новым приобретением стало «Донецко-Юрьевское общество» — одна из металлургических компаний Юга, затем Николай купил завод «Электросталь», общества «Коксобензол», «Русскокраска», Московский вагоностроительный, цементный, снарядный заводы и даже фабрику фотопринадлежностей. Под контролем Второва оказались предприятия, совокупный капитал которых насчитывал 130-150 млн руб.



Но, следуя классической схеме: самородок на старте — финансово-промышленный концерн в конце, Второв не останавливался на достигнутом. Его взоры были обращены на банковскую сферу — ведь управление таким конгломератом невозможно без «карманного» или, по крайней мере, дружественного банка. Выкупив бывшую банкирскую контору «И.В. Юнкер и К», Николай Второв начал осваивать финансовую отрасль. Созданный им в 1916 г. Московский промышленный банк стал финансовым центром его полиотраслевого концерна. Через него он направлял инвестиции в автомобильную, химическую, электромеханическую и другие отрасли. В то же время, как отмечают историки, финансовые учреждения в московских и сибирских трестах и синдикатах призваны были в первую очередь более оперативно обслуживать принадлежавшие группе Второва промышленные предприятия — фабрики и заводы, в отличие от Петербурга, где финансовый капитал постепенно начинал главенствовать над промышленным, подчиняя его себе.



Производственник Второв вкладывал капиталы как в тяжелую промышленность, так и в военные предприятия. Последний «тренд» особенно интересен, ибо спустя несколько лет Н. Второв стал организатором акционерного общества «Поставщик», учрежденного им на базе приобретенной фирмы «Тиль», издавна выполнявшей военные заказы. Использовав «клиентскую» базу и связи «Тиля», Второв получил доступ к лакомому сегменту военных нужд. Впоследствии он построил два завода по производству гранат. Участие в гонке вооружений позволило промышленнику умножить свои капиталы за счет сверхприбылей. На ВПК ориентировались такие производства, как «Коксобензол», «Русская краска», металлургический завод по выпуску высококачественных легированных сталей.



Активному промышленнику одному из первых удалось привлечь к сотрудничеству известных чиновников (А.Я. Чемберс) и людей науки (профессора В.Б. Ельяшевича). За поистине европейский размах Николая называли «русским Морганом»: он практически ежедневно обдумывал новые планы расширения дела отца. Но в мае 1918 г. при загадочных обстоятельствах Николай Александрович был убит в своем кабинете.



На его похоронах, с разрешения советских органов власти, рабочие несли венок с надписью «Великому организатору промышленности». Интересен тот факт (и это также отмечает в воспоминаниях Бурышкин), что Второв оказался одним из немногих представителей буржуазии, имя которого упоминалось в советской литературе. БСЭ даже назвала его «видным представителем финансового капитализма в России», не забыв, впрочем, добавить к этому определению другое, негативное, — «заправила банковско-промышленной группы». Наверное, было за что?!


Сообщение отредактировал merkatore - Пятница, 02.11.2018, 18:19
 
Форум » Раздел свободного общения » История Руси и России (до 1917 года) » Второвы (сибиряки — оптовики)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: