«Н» - глоссарий

А  Б  В  Г  Д  Е  Ё  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

 

Навершие - см. Оглавие.


Наложение эмали


Наперсный крест


Напильник - ручной инструмент для доводочной шлифовки торцов и сторон икон и складней. 

Н. в мелких кустарных производствах использовались, по всей вероятности, самодельные, не фабричные, с характерным расположением обдирных "зёрен" и рядов. Насечки, накерненые вручную, у самодельных Н разнятся по размеру, от мелких до очень крупных, как на грубом обдирном (драчёвом) напильнике, что даёт при обдирке неодинаковые по величине и глубине царапины, этому же способствуют и нечастые ряды насечек, отличающие самодельный Н. от фабрично изготовленного. 

При обработке торцов, а потом лицевой и оборотной сторон, "заваленные" края могли стачиватся и "острота" появлялась вновь. Косой ход напильника и удерживал плоскость от заваливания, а у икон московской работы, к качеству которых изначально были более высокие требования, обработка торцов Н. была продольной, что полностью исключало "завал" ребер.

В "Указе о медном мастерстве" упоминается под именем "пила".

Н. был незаменимым инструментом для обработки оглавий икон, т. наз. гранёных бусин.

См. также: Точильный круг.

Драчёвый напильник 19-го века с разнонаправленной насечкой:


Нательный крест - см. Тельный крест.


Незаконная археологическая деятельность в РФ вид браконьерства. 

Целенаправленный поиск и извлечение из земли, без установленного законом специального разрешения (открытого листа), предметов созданных человеком, возраст которых превышает сто лет. Законодательством РФ определяется как уголовно наказуемое преступное деяние, совершённое по предварительному умыслу с применением специальных средств; таковым средствами считаются металлодетектор, лопата, сито для промывки, карта, компас, навигатор, автомобиль применявшийся для доставки к месту преступления, и прочие предметы используемые для поиска, и подлежащие конфискации в случае задержания правонарушителя.

Незаконная археологическая деятельность наносит невосполнимый урон археологическому наследию и истории, т. к. предметы, изъятые из исторического контекста без соответствующей профессиональной фиксации и документирования, в значительной степени теряют свою историческую информативность. Утрачивается информация об их географическом месте нахождения, месте положения в археологическом слое относительно археологических комплексов, остатков сооружений, жилищ, погребений, других предметов и т. д, что делает весьма затруднительными какие-либо исторические выводы на основе данных предметов.

С другой стороны, незаконное изъятие из археологических комплексов предметов, составлявших их неотъемлемую часть, на протяжении многих лет является неотъемлемой данностью, а научное сообщество в основной своей массе не желает признавать за любительской археологией права на существование, несмотря на серьёзные подвижки в пополнении корпуса археологических предметов, которые могли бы проихойти в случае частичного, в т. ч. - поднадзорного, даже сертифицированного "кладоискательства". Определённые попытки введения незаконно добытых археологических предметов имеют место быть (см. монографии д. ист. н. А.К. Станюковича, серьезный и весьма обширный материал В.Е. Коршуна, и т. д.), однако научное сообщество предпочитает не замечать этих (безусловно заслуживающих серьёзного внимания) работ, лишь включая их в списки цитирования.

Также отсутствует диалог между археологами-любителями, научным сообществом и властью, хотя попытки начала диалога (правда, в виде собраний и митингов) предпринимались лишь первой из сторон. Основная претензия археологов-любителей к научному сообществу состоит в отсутствии, в большинстве случаев, нанесённых на карту археологических объектов (памятников), в пределах которых, при таком не-нанесении, любой гражданин с лопатой и металлодетектором априори считается нарушителем закона.

Мировой опыт взаимодействия власти и любительской археологии, любительской археологии и науки, демонстрирует весь спектр возможных взаимоотношений: от полного и абсолютного запрета частных археологических изысканий (Израиль) - до сотрудничества с наукой и выкупа найденных артефактов властями (Великобритания).

Т. к. любительская археологическая деятельность в РФ запрещена, является уголовно наказуемым деянием и преследуется по закону, на сайте www.mednolit.ru запрещено обсуждение и продажа предметов, добытых в результате такой деятельности.

См. также: Любительская археология.


Неподэмальные иконы (складни, кресты)


Непролив - отсутствие части изделия, вызванное неполным заходом расплава металла в форму. Иконы и кресты с непроливами (недоливами) встречаются относительно часто, хотя, вероятно, в основном они отправлялись на переработку в той же литейке. На крупноформатных иконах и складнях, отправлять которые в переработку мастер считал излишней расточительностью, практиковался ремонт непролива: на отсутствующий участок приваривали вставки, которые гравировали, восстанавливая рисунок на отливке.


Никонианское литьё - литые иконы и кресты, сделанные  в никонианской традиции (РПЦ). Крайне мало представленная в корпусе меднолитых предметов личного благочестия 17-20 вв. (и, соответственно, в Каталоге Меднолит) группа предметов разного уровня качества исполнения: икона Святитель Митрофаний Воронежский, параманные иконы, небольшое количество тельных крестов с нехарактерными аббревиатурами "ИIC". Методика производства, вероятно, ничем не отличалась от староверской. Некоторые образцы, в первую очередь параманные иконы, по уровню своего исполнения возможно были изготовлены мастерами, знаменщиком и литейщиком, имевшими богатый опыт работы с меднолитой пластикой, изготавливаемой староверами.

См. также: Отличительные признаки нестарообрядческого литья.


Новодел


Новое Время


Ношение крупных меднолитых предметов личного благочестия - предмет длительной дискуссии в профессиональной историко-искусствоведческой и коллекционерской среде, вызванный, во-первых, самим фактом наличия оглавий у двух-трёхвершковых икон, и во-вторых - многочисленными примерами владельческой "доработки" оглавий и самих икон, каковую доработку можно расценить как приспособление предмета не только к более удобному подвешиванию на стену, в красный угол, но и к ношению на шее владельца (нагольно или наперсно). Наиболее распространённый тип доработки оглавия - выпиливание в его основании канавки под верёвку или тонкую цепочку. Не менее распространён и такой простой способ как продевание кольца. Гораздо менее распространены разные типы вандализации - пропиливание канавок по бокам самой иконы или формование оглавия из верхней части иконы. Все перечисленные способы могут быть направлены как на повышение удобства ношения, так и на повышение удобства подвешивания иконы на неподвижную основу.

Нательное ношение более чем полувершковых икон очевидно должно быть сопряжено с явным неудобством для носящего; даже вершковая икона способна серьёзно натереть, повредить кожу и одежду. Исключением можно считать вериги, сама суть ношения которых сводится к акту истязания тела во имя укрепления духа, однако и верижные иконы и кресты, зачастую скреплённые крупнозвенной грубой цепью, носились поверх одежды, не на голое тело. Наперсное же (поверх одежды) ношение икон возможно, но, преположительно, осуществлялось "напоказ" - во время крестных ходов, при паломничестве ко святым местам, и т. д.

Наперсное нашение крупных крестов стало частью обрядовой традиции и традиционного комплекса украшений в разных регионах; крупные медные или серебрянные кресты размером до 9 см. на протяжении веков входили в корпус женских украшений от Русского Севера до Малороссии.

Наперсное ношение крупных (до 20 см) литых крестов у священства - достаточно распространённое явление, имеющее обширную фотофиксацию с середины 19-го века. Высшие иерархи Церкви "по уставу" наперсно носят достаточно крупные панагии, иерархи РПЦ - до трёх панагий одновременно. В качестве панагии нынешний предстоятель РПСЦ митрополит Корнилий часто использует меднолитую сложнофигурную икону "Троица Ветхохаветная (Гостеприимство Сарры и Авраама)".

Ношение меднолитых складней, несмотря на наличие у них оглавий и отверстий в оглавиях, исключено ввиду постоянного "распахивания" створок. При этом сам факт наличия оглавий с отверстиями на данный момент осмыслен ещё не в достаточной степени, и наиболее приемлемым объяснением может считаться следующее: складень по своей сути является походным иконостасом и владелец, находясь в пути, мог раскрыть этот иконостас, повесить его на любой выступающий предмет (ветку дерева, гвоздь в стене, и т. д.) за продетую через оглавия веревку или цепочку. Это объяснение нельзя считать исчерпывающим в связи с наличием простого возражения: без оглавий и цепочки складень можно было не подвесить, а просто поставить на какую-либо поверхность. Вне походных условий; в красных углах и в моленных, складни тоже практически всегда стоят на полке среди других икон и крестов, а не находятся подвешенными.

Наперсное ношение крупных меднолитых предметов личного благочестия "профессионально возможно" для офеней, продавцов-коммивояжёров, представлявших таким образом свою продукцию. Фиксация такого способа демонстрации нашла своё отражение в изобразительном искусстве.

Наиболее распространённый тип доработки оглавия - выпиливание круговой канавки для верёвки:

Кольца в оглавиях и ушках икон:

Пропилы по бокам иконы:

Самостоятельное формование оглавия на иконе, изначально не имевшей оглавия:

Глава РПСЦ митрополит Корнилий с иконой "Троица Ветхозаветная / Гостеприимство Сарры и Авраама, 18 век:

Картина И.И. Творожникова "Продавец образков", 1887 г., Псковский объединённый историко-архитектурный и хуждожественный музей-заповедник: